Мифы За Одессу — не потрудитесь почитать

Вчера наконец-то купил на Соборке "Большой полутолковый словарь одесского языка". Ну, то что книга уникальная, за то и так ясно. Но мне в глаза бросилась особенно статья "Мифы за Одессу". Будучи истиным патриотом своего города считаю просто своим святым долгом, поделться с пиплом.
Итак, новоявленным патриотам и богомолам посвящается. З Днем Незалежностi, шановнi.

МИФЫ ЗА ОДЕССУ.
Во все времена создаются, в основном, за пределами города. Некоторые из них получи¬ли самое непосредственное отношение к языкознанию. При советской власти в сознание одесситов усиленно вдалбливали миф о том, что в исконно русском, а затем советском городе Одессе нет и никогда не было ничего особенного, и он ничем не отличается от таких советских городов, как Тамбов или Свердловск. В самой Одессе существовал термин «МЕСТНИЧЕСТВО». Стоило кому-то из местных краеведов или журналистов написать что-то об истории Одессы, не совпадавшее с официальной точкой зрения, например, назвать Воронцова не полу милордом или заикнуться о специфике становления го¬рода, его тут же обвиняли в местничестве. Только один-единственный раз цензура прокололась на этот счет, когда в одесском Русском драматическом театре ныне известный российский кинорежиссер В. Бортко поста¬вил пьесу «Всего тринадцать месяцев», написанную ар¬тистом театра Музкомедии Юрием Дыновым. Как сви¬детельствует автор пьесы, цензура «приняла ее за пушкинскую...Только в одном месте вышла заминка: об Одессе.
«... тут и украинцы, и греки,
Евреи, молдаванин, арнаут,
Сливаясь воедино, словно реки
Талантливейший город создают». Дынову легко удалось обмануть цензуру, выдав эти слова за пушкинские. Ничего удивительного, цензоры были людьми грамотными и знали: разрешенную классику можно не резать, а также, что в «Евгении Онегине» Пуш¬кин чего-то там писал стихами об одесских молдаванах, корсарах и греках. Многочисленных московских выход¬цев из Одессы, ставших известными советскими писате¬лями, на малой родине не рисковали обвинять в пресло¬вутом местничестве, являющемся непременной частью их творчества. Нынешнее время вывело процесс одес¬ского мифотворчества на новую орбиту. Теперь требуется создание совершенно иных мифов, доказывающих, что Одесса является исконно украинским городом. Даль¬ше всех в одесских краеведческих изысканиях, согласно последним крикам моды, пошел никогда не живший, но побывавший в Одессе киевлянин В.Жежера. Для под¬тверждения новомодной точки зрения он взял в союзни¬ки ... одесский язык! «...в «одесском» языке ухо сразу улавливает украинскую основу. Это упрощает спор о том, кто основал город. «Так и шо мы имеем сказать, до примеру, за Одессу? Таки да!» - каким языком это ска¬зано? Тут украинский язык явно спрятан, будто в полу¬переводе, так, как прячут свое добро до лучших времен в иной валюте». Да, как был прав незабвенный Остап не Бульба, утверждавший, что «лучшие времена скоро наступят». Фраза, созданная киевским лингвистом, это вам не «глокая куздра». Она заставляет вспомнить о некоторых советских кинематографических персонажах. Тех самых, что разговаривали на одесском, с точки зре¬ния сценаристов, языке и созданных в лучших голли¬вудских традициях «а ля рюсс»: бородатые казаки вы¬водят домашних медведей на заснеженные улицы Моск¬вы. Живший и работавший в свое время в Одессе ко¬роль российского фельетона В. Дорошевич более ста лет назад писал: «Мы не знаем, как был создан одесский язык, но в нем вы найдете по кусочку любого языка. Это даже не язык, а винегрет из языка». Что касается изыс¬каний В. Жежеры, то для начала беру на себя смелость утверждать: одессит не произнесет в одном предложе¬нии «до примеру» и «за Одессу». Это уже не моветон, а просто оскорбительно. Тем не менее, давайте рассмот¬рим предложенный пример, чтобы действительно выяс¬нить «каким языком это сказано». «Так» (в смысле «да») с одинаковым успехом мог сказать и украинец, и поляк. «И» - человек любой национальности. «Шо» - украи¬нец, равно, как и представитель того народа, который не знает украинского «що», но по сию пору говорит «яиш-ница», «утрешний», «конешно

spacer

3 comments on “Мифы За Одессу — не потрудитесь почитать

  1. nikolaj

    то есть русский. Кста¬ти, «шо» на одесских улицах зазвучало недавно в отли¬чие от традиционного «шё». «В Одессе с шоканьем го¬раздо проще: всегда и везде вместо «что» и его произ¬водных употребляется «шё», — это написано не сегодня, и не мной. Именно по слову «шо» еще каких-то двадцать лет назад можно было отличить одессита от гостя горо¬да. По поводу «мы имеем сказать» иных двух мнений быть не может, кроме : немец или еврей. «До», есте¬ственно, украинского происхождения, но слово «пример» по-украински «приклад». «За Одессу» — изобретение кого хотите, но только не русского или украинца. И, на¬конец, отнюдь не украинская фрашка «таки да». Так каким же это языком сказано? Что на самом деле пря¬чется в контексте не зря взятого в кавычки одесского языка вместе с понятно откуда растущими в тени раз¬весистой клюквы ушами? Ничего, кроме самого свежего мифа, взятого на вооружение очередными творцами, во все времена работавшими на уровне «Чего изволите?» Теперь уже требуется доказывать не духовное родство Одессы и Свердловска, а громогласно провозглашать, что Одесса почти ничем не отличается от Жмеринки. Так никто же не спорит. На практике это таки да уже получается. Гибель крупнейшей в мире судоходной ком¬пании, массовая утечка в Москву и куда дальше мозгов и талантов, смерть второй по величине в СССР киносту¬дии и т.д. — лишнее тому подтверждение. Да и как мо¬жет быть иначе, если в конце прошлого века городской голова Р. Боделан поведал, что из 1,2 миллиарда, зара¬ботанных Одессой за год, в бюджете города остается менее 200 миллионов? Существуй более мягкая, но ана¬логичная система двести лет назад Одессы как таковой вообще бы не было. Больше того, если бы киевскому князю Игорю дремучие древляне-поляне добровольно платили куда меньшие по тем временам подати, то не было бы знаменитой оперы, а княгиня Ольга была бы не менее нам известна, чем супруга Ярослава. В сере¬дине девяностых годов были приведены весьма любо¬пытные цифры: по сбору налогов Одесская область на втором месте в Украине, а по распределению средств на двадцать шестом. И если бюджетом города Киева в нынешнем году предусмотрено расходовать 4000 гривен на каждого человека, то бюджетом Одессы — в восемь раз меньше. Это одна из основных причин того, что по¬ходящая на умирающего от огромной потери крови до¬нора по принуждению, Одесса стремительно превращается в пригород Большой Булдынки, практически окон¬чательно потеряв свое неповторимое своеобразие, в том числе, одесский язык. Мне уже приходилось упоминать, что украинцы внесли огромный вклад в развитие одес¬ского языка. Но основой этого языка украинский язык не является, что легко и непринужденно, сам того не ведая, доказал автор приведенной выше фразы, лишь бы свести столь же искусственно сконструированный «спор» в пользу очередных уря-патриотов. В отличие от знатока одесского языка киевлянина В. Жежеры, одес¬сит Г. Групп наивно полагает: «…в Одессе говорят не по-русски, не по-украински и даже не по-еврейски, а на особом одесском языке, понятном ныне лишь части ко¬ренного населения преклонного возраста». Где вы есть, спэцы по одесскому языку? Или вас таки есть вот в отой самой части? Феномен Одессы как раз и состоял в том, что и город, и его язык создавался людьми самых разных национальностей. Чисто русским и уж тем более украинским в те времена он не мог быть по определе¬нию. Иначе бы просто не возникло это чудо самоуправ¬ления во главе с французским герцогом (кстати, свобод¬но общавшегося с горожанами на восьми языках), окру¬женное частоколом нищей крепостной России. Во всей Европе не было еще одного столь многонационального города. И неважно, кем ты был, англичанином, бельгий¬цем, татарином, арнаутом, и на каком языке разговари¬вал, главное, чтобы знал свое дело, как говорится, туго и возвеличивал собственным трудом благосостояние об¬щего дома, самого богатого города континента, ставшего по составу народонаселения прообразом нынешнего Нью-Йорка. А потому трудились, не забывая о собственных карманах, но одновременно и во славу города Ашкинази и де Лиль-Адан, Тимченко и Гутьяр, Джиджи-Мокки и Ростовцев, Рено и Фра

  2. nikolaj

    и Фраполли — несть им числа. Потому и переезжали из Москвы в Одессу таланты, а не наобо¬рот. И чем однороднее становился состав города, тем хуже делалось его благосостояние. Да, книги и газеты могут врать, но не лгут могилы, в частности, второго Христианского и третьего Еврейского кладбищ. Не вве¬дут в обман первые названия поселений вблизи Одес¬сы, которым в свое время косноязычные творцы советских мифов дали русскоязычные названия. Те самые, что сегодня заменили украиноязычными. Практическое язы¬кознание новоявленные просветители уверенно доводят до политмаразма, переименовывая Краснознаменку в Червонопрапоровку. Быть может именно под этим стя¬гом они собираются маршировать в Европу? Да и Красноселка — это не то же самое, что Чэрвонэ сэло, в рус¬ском правописании оно носило значение «красивое». А до русского правописания это же село имело от основа¬ния совершенно иное — Гиндельдорф. Основанная укра¬инским хлопцем Куртом Куртовка — ныне поправу Новоукраинка, село Париж ( каково!) сегодня Веселый Кут, Лейпциг ( не хуже!) стал Августовкой, затем Серпневым. Мирное когда-то именовали Фриденталем, Виноградовку — Бургуджи. Каплашат перекрестили (или об¬резали?) в Новые Капланы (сомневаюсь, что в честь Фанни, но все равно, как в том анекдоте, получилось неплохо). Аккерман стал Белгород-Днестровским. Кармалюковка (переименована при советской власти в честь легендарного карпатского бригадира) первоначально на¬зывалась Фернатией. Рыбальское — Мортыза, Першот-равневое — Первомайское — Кассан-Аспала, Петровка — Александровка — Саталик-Хафии, Васильевка — Вай-сол, Шевченково — Карамахмет, Десантное — Домилешты, Жовтневое — Каракурт (черный юмор переводчика несет двойную смысловую нагрузку), Ивановка — Яновка, Богатое — Долукиой, Камышовка — Хаджи-Курда. Продолжать этот лингвистическо-краеведческий перечень можно еще очень долго… Да по первоначальным назва¬ниям сел нашей области можно было бы защитить док¬торскую диссертацию, если бы сегодня в очередной раз не потребовались совершенно иные достижения в мифи¬ческом языкознании. Одни только Кринички (Колодцы по-украински), первоначально Фытына-Джинилор, то есть Источник Весталок, чего только стоят! Не меньше, чем Струмок (Ручеек), в девичестве Чешма. Илу Фараоновка, основанная не египтянами, а цыганами (фарао¬новы дети). Но вместо того, чтобы выяснить: отчего это одна из многочисленных сегодня Виноградовок прежде именовалась Чумленью или каким образом Исерлия (в переводе с румынского — каторга) вдруг стала Вольным, не говоря уже о волнительном происхождение на¬звания села Нестоита, наши лингвисты заняты более актуальными делами. В частности, подобно ученым-пред¬шественникам «упрощают спор» и сочиняют новояз, в котором уже нет места замкомпоморде, зато имеется «пупориз», то есть перерезающий пуповину. Русско-ук¬раинский «акушер» уже не устраивает. Равно, как и то, что первыми жителями Одессы, основанной по указу императрицы России, а не гетманши Украины Екатери¬ны Второй, были люди самых разных национальностей. О чем, кстати, говорят не только десятки книг, написан¬ных свидетелями основания Одессы, в том числе, жив¬ших в других странах, но и топонимика города. Фран¬цузский и Итальянский бульвары, Польский спуск, Ар¬мянский переулок, Греческая площадь, Большая и Ма¬лая Арнаутские (так некогда именовались албанцы), Болгарская, Еврейская, Эстонская, Польская, Греческая улицы… Это, быть может, места компактного прожива¬ния так называемых иностранцев? А как насчет улицы Украинской, переименованной ныне в честь самой изве¬стной советской блудницы Анны Ахматовой, родившей¬ся в Одессе? Жители этих улиц, наряду с обитателями переулков, вроде Лютеранского и Спасского, своим тру¬дом создали не миф, а воистину золотой век Одессы, о котором сегодня даже мечтать глупо, сидя в потемках так называемого планового отключения электроэнергии. А ведь Одесса уже пользовалась электричеством в те времена, когда москвичи и петербуржцы считали газо¬вые фонари альтернативой свечам. Одесситы сами себе построили первую в Российской империи электростан¬цию. Как сегодня, они не клянчили у столицы на н

  3. nikolaj

    нужды города, разваливающегося на глазах в прямом и пере¬носном смысле слова, Одессой же заработанные деньги. И одесские градоначальники, в чьих жилах текла фран¬цузская, греческая, русская, испанская, украинская и прочие, в том числе, смешанные крови традиционно пе¬редавали на нужды города часть своего состояния, а не работали по современному во всей стране принципу:
    «Павло, що б ты робыв, якщо був царэм? Нацарював бы тры карбованци, та и втик!». В качестве опроверже¬ния очередного, самого свежего мифа об Одессе, ее основателях и творцах одесского языка можно было бы при¬вести сотни свидетельств и даже данные нескольких пе¬реписей населения города. Но боюсь возможных сердеч¬ных приступов у национально озабоченных сограждан в возрасте , этих сладкоголосых певцов коммунистического строительства, резко воспылавших в пост-советское время любовью к Богу и украинскому языку, который многие из них сами знают на уровне отличника третьего класса церковно-риходской школы. Пзволю себе лишь напомнить библейские слова будто бы исповедуемого ими учения: «Итак, языки суть знамения не для верующих, а для неверующих».

    «В Одессе в общей сложности по отношению к кореному населению иностранцев никогда не насчитывалось более восьми процентов», — эта гениальная фраза принадлежит двум одесским околообкомовским краевеам. По фамилиям Саркисян и Ставницер.

    «Одесса — великолепный многонациональный морской порт, родина выдающихся поэтов, писателей, художников, прочив титанов духа…Улицы кишели людьми всех наций и оттенков кожи… в Одессе повсемесно царит всепобеждающий дух свободы, который, как я думаю, делает всех жителей верноподданными единственной и неповторимой в мире державы — Одесы-мамы».
    Майкл Муркок.

Leave a reply

Дети в Одессе Современные родители обычно путешествуют со своими любимыми и любознательными детишками. Насытить впечатлениями Ваших ненаглядных ребят помогут следующие «детские» достопримечательности. Развлекательный комплекс «Игроленд» - это целая страна всевозможных игр, разнообразных аттракционов, магазинов забавных игрушек и необычных сладостей, кафе и пиццерий. Здесь же можно попасть на театральное представление и сделать прическу в детской парикмахерской. Безусловно, этот огромный портовый город имеет один из лучших на постсоветском пространстве дельфинариев («Немо»), при котором открыт океанариум с экзотическими животными со всего мира. А вот одесский зоопарк является самым старым на Украине. В нем проживают более 2000 разнообразных животных, с которыми можно пообщаться. Местом бесконечного веселья вот уже более 120 лет является знаменитый одесский цирк. Под его куполом демонстрируют свои умения ловкие жонглеры, загадочные факиры, эквилибристы, неугомонные клоуны и смелые дрессировщики. Маленькие любители театральных представлений получат сказочные впечатления в стенах Театра юного зрителя, а детям постарше будут интересны постановки Одесского молодежного драматического театра. Активным деткам, уставшим от яркого солнца и жары широко раскроют свои двери крытые ледовые катки «Умка» и «Льдинка».